Комментарии старшего юриста юридической фирмы "Зеленый коридор" Алены Смелянец в материале "В полёте шутить не рекомендуется"

Во время недавнего авиаперелета в Сибирь командиром корабля по громкой связи было объявлено пассажирам, что «самолет дальше лететь не может». Через десятисекундную паузу сообщение было продолжено: «…в связи с тем, что впереди находится грозовой фронт». Эти секунды показались мне Временем. Я успела многое вспомнить. Думаю, что пассажиры испытали сходные чувства. И не оценили шутку. Самолет и дальше гудел ровно. Я вновь превратилась в сухого юриста и, не желая зла экипажу, постаралась квалифицировать действия пилота, правовые последствия, возможность привлечения к различным видам ответственности. Конечно, последствия я придумала. Например, сердечный приступ.


Применительно к рассматриваемой ситуации необходимо отметить, что в зависимости от наступивших последствий сильно будут отличаться и возможности по привлечению командира корабля к какой-либо ответственности.


Если, по счастью, опасность сердечного приступа у какого-либо пассажира так и осталась лишь опасностью, а лицо при этом испытало «физические или нравственные страдания», то можно говорить о причинении данному лицу морального вреда. В таком случае действия командира корабля можно расценивать как посягающие на принадлежащие гражданину от рождения нематериальные блага (к таковым относятся, в частности, жизнь, здоровье, достоинство личности и т.п.). Возложение ответственности за причинение морального вреда (в виде денежной компенсации) и определение ее размера в соответствии с законом осуществляет суд (ст. 151 Гражданского кодекса РФ).


В то же время довольно сложно предвидеть, как суд квалифицрует действия пилота. При рассмотрении дела будут оцениваться и статус командира воздушного судна, и смысл фразы «самолет дальше лететь не может» в конкретных условиях, и степень страданий, перенесенных пассажирами.


Так, законом (статьи 57 — 58 Воздушного кодекса РФ) предусмотрено, что командир воздушного судна руководит работой экипажа воздушного судна, отвечает за дисциплину и порядок, а также принимает необходимые меры по обеспечению безопасности находящихся на борту людей, сохранности воздушного судна и находягося на нем имущества.

То есть фактически командир экипажа отвечает за то, что происходит на борту во время полета, и в связи с этим наделен особыми властными полномочиями в отношении остальных лиц на борту. Логично полагать, что поскольку в общем смысле воздушный перелет является для людей экстраординарной ситуацией, то каждый из пассажиров придает определенное значение действиям экипажа и словам командира воздушного судна. В таком случае категоричная фраза «самолет дальше лететь не может» обоснованно может быть расценена как знак того, что судно находится в аварийной ситуации, а жизнь находящихся на нем людей подвергается смертельной опасности.


Важен также вопрос о наличии вины причинителя морального вреда. По общему правилу, компенсация осуществляется только при наличии вины, при этом бремя доказывания отсутствия вины возложено на самого причинителя ( «презумпция виновности»). Заметим также, что вина имеет две формы: умысел и неосторожность. В данном случае действия пилота, скорее всего, будут расценены как совершенные по неосторожности.


Если суд сочтет требования о компенсации морального вреда обоснованными, то ответственность в соответствии с гражданским законодательством будет нести организация, работником которой является командир воздушного судна, поэтому иск предъявляется именно к ней.

Если, по счастью, опасность сердечного приступа у какого-либо пассажира так и осталась лишь опасностью, а лицо при этом испытало «физические или нравственные страдания», то можно говорить о причинении данному лицу морального вреда. В таком случае действия командира корабля можно расценивать как посягающие на принадлежащие гражданину от рождения нематериальные блага (к таковым относятся, в частности, жизнь, здоровье, достоинство личности и т.п.). Возложение ответственности за причинение морального вреда (в виде денежной компенсации) и определение ее размера в соответствии с законом осуществляет суд (ст. 151 Гражданского кодекса РФ).


В то же время довольно сложно предвидеть, как суд квалифицирует действия пилота. При рассмотрении дела будут оцениваться и статус командира воздушного судна, и смысл фразы «самолет дальше лететь не может» в конкретных условиях, и степень страданий, перенесенных пассажирами.


Так, законом (статьи 57 — 58 Воздушного кодекса РФ) предусмо-трено, что командир воздушного судна руководит работой экипажа воздушного судна, отвечает за дисциплину и порядок, а также принимает необходимые меры по обеспечению безопасности находящихся на борту людей, сохранности воздушного судна и находящегося на нем имущества.

То есть фактически командир экипажа отвечает за то, что происходит на борту во время полета, и в связи с этим наделен особыми властными полномочиями в отношении остальных лиц на борту. Логично полагать, что поскольку в общем смысле воздушный перелет является для людей экстраординарной ситуацией, то каждый из пас¬сажиров придает определенное значение действиям экипажа и словам командира воздушного судна. В таком случае категоричная фраза «самолет дальше лететь не может» обоснованно может быть расценена как знак того, что судно находится в аварийной ситуации, а жизнь | находящихся на нем людей подвергается смертельной опасности.


Важен также вопрос о наличии вины причинителя морального вреда. По общему правилу, компенсация осуществляется только при наличии вины, при этом бремя доказывания отсутствия вины возложено на самого причинителя ( «презумпция виновности»). Заметим также, что вина имеет две формы: умысел и неосторожность. В данном случае действия пилота, скорее всего, будут расценены как совершенные по неосторожности.


Если суд сочтет требования о компенсации морального вреда обоснованными, то ответственность в соответствии с гражданским законодательством будет нести организация, работником которой является командир воздушного судна, поэтому иск предъявляется именно к ней.


Теперь обратимся к ситуации, когда после сообщения пилота о том, что «самолет дальше лететь не может», с одним из пассажиров случился сердечный приступ.


Уголовный кодекс предусматривает состав такого преступления как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Кроме того, возможно привлечение к уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, легкого вреда или вреда средней тяжести. Однако обоснованность и перспективы возбуждения уголовного дела зависят от конкретных обстоятельств.


Одновременно возможно привлечение виновного лица к гражданской ответственности за повреждение здоровья пассажира, которое также может повлечь утрату профессиональной трудоспособности лица. Возмещение вреда в этом случае состоит в выплате потерпевшему денежных сумм в размере утраченного заработка (или соответствующей его части), исходя из степени утраты профессиональной трудоспособности. Степень и длительность утраты трудоспособности, а также нуждаемости в дополнительных видах возмещения определяется судебно-медицинской экспертизой по правилам, предусмотренным для ВТЭК (врачебно-трудовые экспертные комиссии). Возмещению подлежат, кроме того, дополнительные расходы в связи с повреждением здоровья (на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств и тому подобное.)


Кроме того, пассажир вправе обратиться в суд, помимо мате-риальных требований, с заявлением о компенсации морального вреда, как это уже было указано выше.

 

«Ваш тайный советник» № 47 (325) от 08 декабря 2008 г.

15.12.2008